Муниципальное Казенное Учреждение Культуры
Наши проекты

Афиша

Сентябрь 2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30        

Случайное фото

В волшебной пушкинской стране

Знакомые нам с младенчества сказки Пушкина создавались в 1830-34 гг.


 «Что за прелесть эти сказки!» – писал Пушкин брату Лёвушке осенью 1824 года из Михайловского. Вечерами постаревшая Арина Родионовна восполняла, по словам поэта, недостатки его воспитания, но преувеличивать роль няни в творчестве поэта не стоит. Интерес к сказкам усилился у него на фоне обращения к народному творчеству многих представителей западной и русской культуры. Первопроходцами в области фольклористики были немецкие романтики и братья Гримм. В России первым собирателем древнерусских песен был Кирша Данилов.



В сентябре 1830-го в Болдино написана народная в своей основе «Сказка о попе и его работнике Балде». Сказку о поповом работнике Пушкин услышал на ярмарке, запись сохранилась в тетради 1824 года. Но публиковать её тогда поэт не решился. Да и то сказать, уже первые строки: «Жил да был поп/ Толоконный лоб» – оскорбительны для служителя культа. Главный герой – Балда. Имя подчёркивает недюжинную силу: в ту пору балдой называли дубину, кувалду (см. Словарь Даля).


Когда Жуковский в 1840 году её опубликовал, из цензурных соображений он заменил попа купцом: «Жил-был купец Кузьма Остолоп/ По прозванию Осиновый Лоб». Лишь в 1882 году сказка появилась в авторской редакции.



Большая, со многими повторами сказка, в длинном названии которой «Сказка о царе Салтане, о сыне его славном и могучем богатыре князе Гвидоне Салтановиче и о прекрасной царевне Лебеди» имитируется заглавие хорошо известных поэту лубочных (народных) книжек, была написана в 1831 году.


Краткая запись сюжета этой сказки найдена исследователями в Кишинёвских тетрадях и относится к 1822 г. В Михайловском, наслушавшись сказок Арины Родионовны, которые он записывал, в 1824-м снова излагает сюжет, но более подробно. В 1828 году появляются первые 14 стихов зачина: «Три девицы под окном/ Пряли поздно вечерком».


В сказке соединены две темы. Первая традиционная – о судьбе оклеветанной жены. Сюжет этот известен в Западной Европе с XVI века, знаком Пушкину из двух источников, но решает он его в национальном духе.


Вторая тема чисто авторская – рассказ об идеальном островном государстве, которым правит князь Гвидон. «Все в том острове богаты,/ Изоб нет, везде палаты». Такова народная мечта.


В сказке мечта реализуется благодаря чуду, волшебству. Творит его спасённая Лебедь, превратив пустынный остров в большой город: «Стены с частыми зубцами,/ И за белыми стенами/ Блещут маковки церквей/ И святых монастырей».


 «Сказка о царе Салтане» легла в основу самой солнечной русской оперы, сочинённой Римским-Корсаковым.



Долго считалось, что золотую рыбку Пушкину подарил Даль, тем более что рукопись «Сказки о рыбаке и рыбке» Пушкин вручил Далю в 1833 г. с надписью «Твоя от твоих! Сказочнику Казаку Луганскому» (литературный псевдоним Даля). И всё же источником оказалась померанская сказка «О рыбаке и его жене» из сборника братьев Гримм. Это установил пушкинист С. Бонди. Разбирая в 1920-е гг. черновые рукописи Пушкина, он натолкнулся на отрывок, где старуха, уже получившая новое корыто, новую избу, ставшая столбовой дворянкой, царицей, выражает желание стать «римской Папою», и рыбка прихоть взбесившейся удовлетворяет. Но в итоге Пушкин отказался от мысли ввести этот гротескный эпизод в серьёзную сказку. Отрывок навёл Бонди на мысль о западном источнике, и он его нашёл.


Пушкин иноязычную сказку превратил и по слогу, и по духу в чисто русскую. У бр. Гримм жена рыбака требовала у пойманной рыбы (рыба оказалась заколдованным принцем) новый дом, замок, затем взяла выше: стала царицей, римским Папой, но когда возжелала стать самим Богом, вернулась вместе с мужем к в ветхий домишко.


Усиливая покорность старика, Пушкин показывает растущую гордыню и ненасытность старухи-самодурки. Желание стать царицею морскою, чтобы золотая рыбка служила у ней на посылках, оборачивается наказанием: поднявшаяся из грязи в князи вчерашняя «царица» оказывается у разбитого корыта. Выражение стало идиомой. Сказка напоминает притчу.



«Сказка о мёртвой царевне и о семи богатырях» была создана в Болдино в 1833 году. Вначале о заимствовании у братьев Гримм никто не подумал, поскольку Пушкин не знал немецкого, но в 1830-м их сказки вышли на французском, и в библиотеке Пушкина перевод был. Её связь с «Белоснежкой» бр. Гримм очевидна, хотя мотив злой мачехи и её ревности к падчерице часто встречается и в русских сказках. Кстати, образ говорящего зеркальца взят из записанной Пушкиным сказки «Самоглядное зеркало».


Имя Белоснежки само указывает на белизну кожи, а у Пушкина дано тому объяснение в реплике мачехи: «Мать беремена сидела,/ Да на снег лишь и глядела». Между тем, царевна молодая «поднялась и расцвела,, белолица, черноброва,/ Нраву кроткого такого./ И жених сыскался ей,/ Королевич Елисей». 


В целом это сказка о торжестве любви, способной победить смерть.



Заслуга открытия источника «Сказки о Золотом петушке» (написана в сентябре 1834-го) принадлежит не филологам, а поэту. Анна Ахматова определила, что в основе сюжета – «Легенда об арабском звездочёте» Вашингтона Ирвинга из его книги «Альгамбра» (1832). В библиотеке Пушкина имелся её французский перевод.


Сюжет Ирвинга сложен и запутан, со всеми атрибутами псевдоарабской фантастики. Суть же такова: на старого мавританского короля со всех сторон нападают враги. Старый звездочёт вручает ему талисман – медную фигурку всадника, предупреждающего об опасности. С его помощью войско короля упреждает врагов и наголову разбивает. Однажды разведчики находят в горах готскую принцессу, в которую король влюбляется. Звездочёт неожиданно требует отдать ему красавицу. Король отказывается, нарушив обещание наградить благодетеля. Происходит ссора. Звездочёт с принцессой исчезают. Медный всадник утрачивает волшебную силу, превращается в простой флюгер.


Пушкин отошёл от Ирвинга, рисуя расплату: «Вдруг раздался лёгкий звон,/ И в глазах у всей столицы/ Петушок спорхнул со спицы,/ К колеснице полетел/ И царю на темя сел,/ Встрепенулся, клюнул в темя/ И взвился… и в то же время/ С колесницы пал Дадон -/ Охнул раз, – и умер он./ А царица вдруг пропала,/ Будто вовсе не бывало./ Сказка ложь, да в ней намёк!/ Добрым молодцам урок». Концовка сказки о царе, который не держит слова, придумана Пушкиным, она во многом автобиографична. Цензор не пропустил последние 2 строки.


Когда-то, работая над «Евгением Онегиным», Пушкин жаловался Вяземскому: «Пишу не роман, а роман в стихах – дьявольская разница». Между народными сказками и авторскими сказками Пушкина в стихах тоже разница огромная. Он создал особый жанр. Заимствуя у чужих, он творил своё, национальное. Воистину «там русский лух, там Русью пахнет»!


Выполните, пожалуйста, задания и получите приз.


1. Всем известна сказка Пушкина "Сказка о рыбаке и рыбке", но, если копнуть поглубже, оказывается, в Германии намного раньше существовала такая сказка. А какая рыба была прототипом нашей золотой рыбки? 


2. Кто это такой? В какой сказке вы о нем читали?


«... В сарачинской шапке белой


Весь как лебедь поседелый...»


3. Соберите пазлы, отгадайте из какой сказки эта иллюстрация, сделайте скриншот и пошлите его библиотекарю.

(Ответить)



Комментарии

Электронный каталог Вопрос-ответ Продлить книгу Заказать доставку Инвалидам по зрению