Муниципальное Казенное Учреждение Культуры
Наши проекты

Афиша

Декабрь 2022
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31  

Случайное фото

Это было недавно... Это было давно

Заставшими эти жестокие времена были дети, родившиеся с 1927 году по 1945 год. Это — дети войны. Они пережили всё: голод, смерти близких, непосильный труд, разруху, дети не знали что такое душистое мыло, сахар, удобная новая одежда, обувь. Все они уже давно старики и учат молодое поколение дорожить всем, что у них есть.


Детство-это самый лучшей период в жизни, от которого остаются самые лучшие и яркие воспоминания. А какие воспоминания у детей, которые пережили эти четыре страшных, жестоких и суровых года?




Из воспоминаний Сельковой Нины Николаевны


 «Когда отца забирали на фронт, мне было два с половиной года. Жили мы на станции «Сысерть», которая сейчас называется «Станционный-Полевской». С мамой нас осталось пятеро детей, где я была самая маленькая. Мама рассказывает, что отец держал меня на руках, когда его провожали, и называл меня «Ника», я его, конечно, не помню... То, что я сидела у него на руках — это для меня была единственная ласка родного папы.


 Питание, повседневная жизнь


Из воспоминаний Рябинина Виктора Петровича


В военные годы голодали – весной искали на полях гнилой замороженный картофель, пекли оладьи. Во время войны мать работала на криолитовом заводе вместе с Дорогиной Н., за перевыполнение плана давали морковные пирожки. Копила и, когда отпускали домой, приносила их.  Мама была на работе, отец на фронте, меня оставляли одного дома. Замерзал, пакостил, собирал крошки в сеятельнице, где просеивали муку. Утюма – так называл хлеб.





 Из воспоминаний Дрянных (Деменьшиной) Нины Михайловны


 Мама Антонина работала на лесозаготовках.


Принесет хлеб, поделит: «Ешьте!», - «Мама, а ты?», - «Я сытая».


Был сахар-сырец, желтый, и – «шевелился», так мне казалось.


Была тетя Таня Мохова – добрая, семья у нее большая, бедная, но всегда всех угостит. Накормит.


 


Из воспоминаний Сорокиной (Рябухиной) Валентины Сергеевны


 Военный хлеб пекся на нашей пекарне. Мука была – отходы одни, не возможно было его порезать – крошился весь. На вкус нам было без разницы – голодали, нам было лишь бы набить желудок. Уложим маленьких спать, ляжем на печку и давай мечтать, чтобы мы хотели. Я всегда хотела хлеба. Люба говорила: «О хлебе – ни слова! Давайте лучше песни петь!» И пели, не замечали, как и засыпали.


Перед весной отец сказал: «Девчонки, я голбец заколочу, если весной картошку не посадим, то есть нечего будет». И заколотил.


Из воспоминаний Тихоновой (Кислициной) Татьяны


Помнит Нина Григорьевна, как было голодно в войну. Им с братом постоянно хотелось есть. Каждое утро Екатерина Степановна и Анастасия Петровна спозаранку стряпали. Муки не было. На терке натирали картошку, отстоявшуюся жидкость сливали и в полученную картофельную массу добавляли отруби. Такая основа была вместо теста. Начинкой снова служила картошка или натёртые свекла, морковь, капуста. Мяса не было. С такой пищи вздувались животы, и голод не проходил.


Из воспоминаний Макушевой (Грачевой) Любовь Владимировны


 В годы войны у нас появилась корова, она и спасла нашу семью от голода, хотя и ее было мало на восемь человек, из которых шестеро – дети. Сестра Нина вспоминала, как заворачивали в какую-нибудь бумажку кусочек хлеба, и представляли, что это конфета, а брат Вена просил, когда мама варила мне кашку: «Любе кашку, а мне кружку».


Из воспоминаний Космокова Анатолия Ефимовича


Во время войны население в сельской местности хлеб не получало. Питались в основном тем, что росло в огороде. Ели молодую крапиву – варили крапивный суп. Приходилось перекапывать колхозные поля поздней осенью. Находили несколько картофелин и несли домой. Варили только в кожуре. Так было выгоднее. Весной ходили в лес – собирали медуницу – приземельная часть ее – сладкая. Копали саранки – это луковичные растения. Луковица у них как чесночная головка, вкус – терпкий. У молодых сосенок сламывали верхушку молочной спелости. У взрослых сосен рвали семенные соплодия и ели. Собирали щавель, ели пиканы – зонтичные растения. Словом, тащили в рот все, что можно было жевать и есть.


 Несмотря на войну, дети учились, ходили в школу.


Из воспоминаний Космокова Анатолия Ефимовича


 В первый класс я пошел учиться где-то году в 1942 или в 1943. Было очень голодно. В школе было прохладно. Топили дровами. Приходили мы в один большой класс. Учительница ставила табурет недалеко от печки, а мы рассаживались вокруг нее и ждали, когда она начнет читать. Читала, в основном, сказки, рассказы о животных, детях. Звали учительницу Анна Дмитриевна Деменьшина (Хохлова). 


Иногда был вскипячен чай. Пили без сахара. Просто грелись. Помнится, в это же время учили наизусть Гимн Советского Союза. Он был напечатан на открытках.


 


Санников Василий Моисеевич закончил 7 классов, но учился 10 лет. Не потому что был неуспевающим, а потому что не в чем было зимой ходить в школу.


Из воспоминаний Тихоновой (Кислициной) Татьяны


Другие осколки воспоминаний остались в рассказах Валентина Григорьевича, сына Екатерины Степановны. Он пошел в школу в 1944 г. Возможности купить тетради у семьи не было. Писали перьевыми ручками на газетах между печатных строк. После уроков дежурный по классу оставался наводить порядок в кабинете. И вот в одной из парт юный Валька в день своего дежурства  нашел чистую новенькую тетрадку. Это была бесценная находка. Страницы сверкали белизной, пахли типографской краской и кружили голову от счастья. Факт находки от учительницы Валентин скрыл и принес тетрадь домой. Реакцию Екатерины Степановны и ее «науку не брать чужого» сын запомнил на всю жизнь. В слезах мальчишка отнес тетрадку учительнице и повинился в проступке.


Работали все и стар и млад, работа была разной, но по-своему трудной. Трудились изо дня в день с утра до поздней ночи.


Из воспоминаний Сельковой Нины Николаевны


Дров не было, а топить надо было утром и вечером. Утром вставали, пол был очень холодным, и снова надо было как-то согреваться. Из леса носили вязанки дров на спине, иногда уда­валось унести какое-то бревно с баржи... Пилить это бревно было тоже очень тяжело. Брат немного старше, он с 1935 года, так он дергал пилу посильнее, а я ее куда-то все гнула, он меня ругал. Говорил, дергай сильнее и быстрее, а у меня не было сил. Мама работала в пожарке и иногда приносила жиденькую похлебку. Но выжили мы за счет непосильного труда и огорода, то есть земли—матушки, а потом завели корову, трудились не покладая рук. Летом покос за 6-9 км. Накошенное сено выво­зить не на чем, оно оставалось на покосах, и приходилось носить его вязанками... и нести тяжкие, бесконечные километры в холод! Дорог-то к сену нет, так мы ползли друг за другом след в след по высоким сугробам... И при этом молока досыта не пили — надо было сдавать масло, мясо, когда выращивали бычков.


Вспоминая сейчас всю эту жизнь, думаешь - дети войны, оставшиеся без отцов, росли в такой нужде, рано, с 12 лет шли на работу, учиться было некогда, карабкались по жизни, как слепые котята.


Дорог-то к сену нет, так мы ползли друг за другом след в след по высоким сугробам. Но дойти получилось не всегда и не сразу. Бывало по пути от усталости падали и отлеживались.


Из воспоминаний Тихоновой (Кислициной) Татьяны


Чтобы держать корову, женщинам приходилось косить сено. Детей брали на покос с 6 лет. Поначалу дети переворачивали валки скошенной травы. Сын Валентин начал косить лет с 12-ти, Нина - с 14-ти. На елани, выделенной под покос, травы вырастало мало, она выгорала на солнце.  Приходилось подкашивать траву в лесу, среди деревьев. Эту скошенную траву на просушку дети переносили на свой покос. Способ был такой: брали 2 прочные, но тонкие лесины, на них поперек укладывали накошенную траву и с этими импровизированными носилками шли к своему покосу. Поскольку ноша для ребят была тяжелая, к жердям с каждой стороны привязывали веревки и накидывали их на шеи. Но дойти получилось не всегда и не сразу. Бывало по пути от усталости падали и отлеживались. А кругом стоял черничник, и ягод было видимо-невидимо. Полежат, поедят черники, отдышатся и несут дальше.




Детям, пережившим ту войну,


Поклониться нужно до земли!


В поле, в оккупации, в плену,


Продержались, выжили, смогли!




Дети войны. 




Воспоминания взяты из книги "Невозвратное. Воспоминания жителей поселка Станционный-Полевской"

(Ответить)



Комментарии


Электронный каталог Вопрос-ответ Продлить книгу Заказать доставку Инвалидам по зрению