Муниципальное Казенное Учреждение Культуры
Наши проекты

Афиша

Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

Случайное фото

Андрей Викторович Дмитриев

Дмитриев Андрей Викторович родился 7 мая 1956 года в Ленинграде в семье служащих.

   Учился на филологическом факультете МГУ (1973—77), окончил сценарный факультет ВГИКа (1982). Работал редактором, членом коллегии Центральной сценарной студии Госкино СССР (1983-86).

Печатается с 1983 года: рассказ «Штиль» в журнале «Новый мир» (№ 4). Публикует прозу преимущественно в журнале «Знамя». Написал сценарии кинофильмов «Человек-невидимка» (1983), «Радости среднего возраста» (1984), «Алиса и букинист» (1989), «Чёрная вуаль», «Ревизор» (1996; режиссер С. Газаров).

А. Дмитриев - лауреат премии Правительства РФ 2013 г. в области культуры за роман "Крестьянин и тинейджер" (Можно прочитать в журнале Октябрь. - 2012. - № 2, 3).

Отмечен Пушкинской стипендией фонда А. Тепфера (1995), премиями журнала «Знамя» (1995, 1999), Большой премией им. Аполлона Григорьева за повесть «Дорога обратно» (2001). Роман «Поворот реки» входил в шорт-лист Букеровской премии (1996), повесть «Дорога обратно» — в шорт-лист премии Ивана Петровича Белкина.

Андрей Дмитриев вошел в «Cписок финалистов» Национальной литературной премии «Большая книга» сезона 2011-2012 гг. с романом "Крестьянин и тинейджер".

«Крестьянин и тинейджер» Андрея Дмитриева — оптимистический роман о безнадежной русской жизни. Публикация основана на статье Майи Кучерской «Серое небо над дорогой» из газеты «Ведомости» от 04.05.2012 № 81.

http://www.vedomosti.ru/lifestyle/news/1709867/seroe_nebo_nad_dorogoj

Андрей Дмитриев написал поэму. Полную движения, неба, ветра и просто русской шири. В том же смысле это поэма, что и «Мертвые души». Хотя вообще-то «Крестьянин и тинейджер» — проза, конечно же, роман. Здесь нет лирических отступлений, лирического героя, нет ритмизации (с которой Дмитриев экспериментировал в предыдущем романе, «Бухта Радости»), как и других внешних признаков принадлежности к лирике нет. Зато поэтической стихии, веющей в каждой строке, повороте сюжета и глинистой дороги, сколько угодно.

Потом, когда Дмитриева начнут проходить в школах, серьезные учительницы наверняка будут объяснять ученикам, что в произведении Андрея Викторовича «Крестьянин и тинейджер» сталкиваются два мира — мир русской деревни, не гибнущей, к сожалению, а уже практически погибшей, и мир городского инфантильного юноши. Действительно, на этом диалоге (впрочем, диалоге глухих) и держится конструкция романа, и все же не это в нем самое ценное. Самое — широта дыхания, интонационная раскованность, литературная свобода, с которой роман написан.

Время действия — 2007 год. Действующие лица — московский юноша Гера, заваливший в университете сессию и теперь спрятавшийся в деревне, чтобы пересидеть призыв в армию. Гера записывает мысленные разговоры с любимой девушкой, из-за которой и забросил учебу, потихоньку сочиняет книжку про Суворова и слегка тяготится вечерними посиделками с «крестьянином» за телевизором. В роли «крестьянина» — 42-летний Панюков, последний житель деревни Сагачи, непьющий, одинокий владелец коровы и кур, который и поселил Геру в соседней избе. Раньше в ней жил друг Панюкова, сбежавший в столицу. Когда-то Панюков едва не женился на зоотехнике Санюшке. Он и до сих пор надеется, что она вернется к нему, бросит ветеринара, алкоголика, который постепенно спаивает и ее. И однажды судьба даже даст Панюкову шанс.

Все здесь постоянно перемещаются — из Сагачей в райцентр, из райцентра в городок Пытавино, где только и ловит мобильная связь. Это размашистое движение — на рейсовых автобусах, попутках и просто пешком, — смешанное с воспоминаниями о Татьяне в одном случае, Санюшке — в другом, и составляет плоть романа. Событий происходит немного. Тем не менее, картина складывается вполне определенная: беспросветная. Единственное место в райцентре, где можно оттянуться, — кафе под названием «Кафе». Единственный заработок для мужиков — беззаконно валить лес ночью, а если поймают — идти в рабство к менту и пахать у него на огороде, ухаживать за скотом. Единственное настоящее развлечение для женщин — похороны, на них можно послушать профессиональную плакальщицу, «старушку со счастливым лицом», а мылом после покойника исцелить любой недуг.

И об этом, об иссыхающей сельской и почти сельской жизни, рассказал не Борис Екимов, не Валентин Распутин, не почвенник и не деревенщик, рассказал — совершенно без нажима и дидактики — насквозь городской Андрей Дмитриев. Причем крестьянина выписал даже точнее, чем горожанина-тинейджера (ну не ходят нынешние интеллигентные мальчики в городскую баню! И школу прогуливают не так, как 30 лет назад, — сегодня бродят не по улицам, скорее по виртуальному пространству в интернет-кафе). Естественно, Гера — роднее, и Дмитриев сосредоточился на незнакомом. В итоге свидетельство о деревне составил не инсайдер — чужак: тем ценнее.

В финале и Панюков, и Гера прозревают, понимают, что нужно исправить, как начать жить правильно, бодро, мудро. И снова шагают. Один — в деревню, другой — в Москву. Но возможна ли в русских романах счастливая развязка? Вопрос риторический. Однако светлая, как выясняется, — да. Роман о взаимной глухоте людей, о смертной тоске русской жизни, о тотальном провале государства по каким-то таинственным законам получился светлым. Откуда струится этот свет? То ли «с серого неба над дорогой», куда то и дело ныряет взглядом Панюков. То ли от лежащей на боку у избы коровы. То ли от самих героев, сплошь хороших, и любви к ним писателя Андрея Дмитриева.

В. ОГРЫЗКО

НЕМОДНЫЙ ЗНАКОВЫЙ ПИСАТЕЛЬ: АНДРЕЙ ДМИТРИЕВ

Парадокс: книги Андрея Дмитриева раскупаются в магазинах очень медленно. На них нет спроса. Тем не менее, для критиков из либерального лагеря он – одна из знаковых фигур. Как утверждают эксперты, всё дело в том, что писатель пишет качественные тексты, а это уже давно немодно. Может, поэтому его имя оказалось за бортом трёхтомного биобиблиографического словаря «Русская литература ХХ века», изданного в 2005 году под эгидой Пушкинского Дома.
     Андрей Викторович Дмитриев родился 7 мая 1956 года в Ленинграде. В детстве он очень полюбил походы по местам бывших боёв. Когда ему исполнилось четырнадцать лет, у него появилась идея зафиксировать на бумаге свои впечатления от увиденного в одной из глухих смоленских деревень. «Это был рассказ о том, – признался позже писатель, – как вся деревня и даже родня травили своего односельчанина за то, что он полвойны провёл в плену…» («Знамя», 1995, № 8).
     После школы Дмитриев поступил на филфак МГУ. Но ни учителя, ни слависта из него так и не получилось. Он нашёл себя на другой стезе и в итоге в 1982 году окончил сценарный факультет ВГИКа.
     Первыми талант Дмитриева открыли новомирцы (журнал Новый мир), опубликовав в 1983 году у себя в журнале его рассказ «Штиль». Спустя двадцать лет критик Александр Архангельский вспомнил в связи с той публикацией свои ассоциации: «Обманчивый образ райского сада. Бунинские интонации, чеховская деталь, 83-й год, штиль жизни – литературный штиль» («Известия», 2003, 8 мая). Зато каков итог: рассказ все заметили и оценили.
     Уже в 1990-е годы Дмитриев, вспомнив про своё филологические образование, решил во главу угла поставить литературные сюжеты и взяться за блуждания по литературному лесу. Именно в этом ключе он написал роман «Закрытая книга» и повести «Поворот реки» и «Воскобоев и Елизавета». Не случайно иные критики восприняли прозу Дмитриева как актуальный полемический аргумент, доказывавший, что при всём натиске постмодернистов классический реализм обязательно сохранится. Они утверждали: «Дмитриев – в своём роде антисорокин, его обращение к литературной традиции филологично в буквальном смысле («филология» (греч.) – «любовь к слову») («Знамя», 2006, № 7).

Полную версию этой публикации можно почитать:

Литературная Россия № 13. 28.03.2008 http://litrossia.ru/2008/13/02667.html

Публикация об Андрее Дмитриеве на сайте Издательства «Время»:

Критики об Андрее Дмитриеве :

http://books.vremya.ru/authors/26-dmitriev-andrejj-viktorovich.html#.UK8V4mNbJsg

Можно почитать в Центральной городской библиотеке по адресу ул. Володарского, 57:

Бухта радости: роман // Знамя. – 2007. - № 4.

Воскобоев и Елизавета: повесть // Дружба народов. – 1992. - № 7.

Дорога обратно: повесть //Знамя. – 2001. - № 1.

Закрытая книга: роман //Знамя. – 1999. - № 9.

Крестьянин и тинейджер: роман //Октябрь. – 2012. - № 2, 3.

Призрак театра: роман // Знамя. 2003. - № 6.

Поворот реки: повесть // Знамя. – 1995. - № 8.

Электронный каталог Вопрос-ответ Продлить книгу Заказать доставку Инвалидам по зрению