Муниципальное Казенное Учреждение Культуры
Наши проекты

Афиша

Октябрь 2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

Случайное фото

Где детство ягод кузовок забыло

  Настоящая его фамилия – Черноскулов Анатолий Андреевич. Азовский – это псевдоним, право на него имеет каждый писатель. Себе он выбрал в память от горы Азов. Отца звали Андрей Иванович, маму – Евдокия Ивановна. Рос вместе с сестрой Августой, Аей – сокращенно так звали. Родители жили в Полевском еще до его рождения. И хоть Толя родился в Курганской области, всегда осознавал Полевской своей родиной. Маме посвятил поэму «Материнский перекат» и утверждает громко:


Материнская боль пресвятая, нет тебе в этом мире конца!


 В другом стихотворении «Сказать хотела что то – не сказала» не даёт покоя мысль:


О чем же ты мне, мама, не сказала, с собою унесла какой секрет?


А вот здесь уже с большой любовью и благодарностью:


«Когда утихнет боль во мне, я напишу о том,


Как при закатной тишине светился отчий дом...»   


  Родители трудились в ремесленном училище на Криолитовом заводе. Папа – столяром, мама – в кочегарке, в прачечной, раздевалке, мыла полы. Жили тяжело, впроголодь. Большую помощь в воспитании Толи с сестренкой Августой оказывали бабушка Катерина Григорьевна и дедушка Иван Наумыч.


«Родословная».


«В темноту уперлась память, и слова не окликнут,


не приветят никого… не Иван ли я, не помнящий родства?


Ведь из предков – знаю деда одного.


Знаю только, что крестьянских я кровей,


что лишь тем и примечателен мой род – хлеб растили,


поднимали сыновей мои предки на земле из года в год.


Да и сам я от рождения – мужик, и крестьянские понятья у меня:


был бы хлеб, а остальное – набежит, были б руки, и – ответит им земля».


 Сыновьям – Андрею и Евдокиму посвятил поэму «Криолитовый завод». Заводу, которого уже нет.


 «И хотелось людям, чтобы для державы в тяжкий год


был оплотом наш особый, Криолитовый завод.


Говорят, по всей России он в ту пору был один- предвоеной индустрии,


средь лесов взращенный, сын.


Здесь народ не пушки делал и не сталь для бронеплит – порошок пуржистый,


белый выпускали – «криолит».


 Семья Черноскулов проживала в поселке барачного типа. Находился он по дороге на Криолит. И маленькому населенному пункту он посвятил поэму. В начале 70 –х годов поселок был ликвидирован.


«А поселок Первомайский, хоть сто карт перелистай,


не отышешь – и не майся, даром время не теряй.


Нет его давно на свете – тот барачный островок


сослужил своей планете в самый трудный, может, срок.


Только люди не забыли в городских домах своих,


как страдали, как любили, как трудились за троих…»


 Толику было примерно 4 года. Но детская память высветила моменты. «Немцев пленных в Первомайке я видал в былые дни. Даже летом из фуфайки не вылазили они…» В годы войны остро не хватало спичек, и маленький Толя решился попросить их у пленного немца. Тот подарил зажигалку, за неимением спичек. 


В школе №1 проучился до 6 класса.


 С малых лет Анатолий помогал отцу рубить избы, перевозил на имевшейся в хозяйстве лошадке дрова и сено. Наверное, как в стихотворении Некрасова «Мужичок с ноготок».


 Сам позднее признавался:


«Я позабыл, как машут топором,


хотя отец учил меня когда – то прадедовской науке –


строить дом из дюжих сосен в полтора обхвата.


Учил, как подгонять к бревну бревно, чтобы зимой не выветрилось в доме..


Науку ту забросил я давно,  Топор не для моих уже ладоней.


Мне некогда и вспомнить о былом. Но все ж порой одно меня тревожит:


Как буду ремонтировать свой дом, когда отец топор держать не сможет.


 


  Испытал, как и многие дети военного и послевоенного лихолетья голод. Сестре Ае, 1966год «Черный хлеб»:


Теперь уж мамы нет на белом свете,


Недолгим было мамино житьё.


И, может быть, её приблизил к смерти,


тот черный хлеб, что съел я за неё.


 


Немного, пожалуй, найдется поэтов, которые сами себе посвящают стихи. А вот Анатолий Андреич  решился. С посвящением – Тольке Черноскулову:


 Может, где – то совсем недалеко, может, где – то рукой подать,


Бродит детство мое одиноко, только мне его не увидать…


Мне бы так – то сейчас аукнуть, мне бы так – то сейчас посвистеть,


Чтоб на маму за всю – то разлуку хоть разочек еще поглядеть!


Но не станут леса полевские открываться моей мечте:


Тут и сосны уже другие, тут и ели давно не те. 


 


 


 


 


(Ответить)



Комментарии


Электронный каталог Вопрос-ответ Продлить книгу Заказать доставку Инвалидам по зрению